Главная Новости Статьи Галерея Карта сайта

Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?

***
Прежде всего, хочу поблагодарить персонально каждого, кто предоставил фото своих эхинопсисов для иллюстраций. Это значит, что не одна я выращиваю коллекционные эхинопсисы. У меня оказалось много единомышленников, что подтверждает коллекционную ценность рода Echinopsis. Надеюсь, после прочтения нижеизложенного поклонников у этого замечательного рода станет ещё больше.


Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что? Я однажды высказалась на тему принципов коллекционирования в том смысле, что уважаю человека, имеющего на подоконнике парочку идеально выращенных цветущих эхинопсисов, ничуть не меньше того, чья коллекция насчитывает несколько тысяч «трудных» видов. Собеседник усомнился в моей искренности. Но я говорила истинную правду, будучи под впечатлением одного недавнего инцидента.
А дело было так: я зашла в магазин, в котором бывала иногда, но не очень часто. В ожидании своей очереди «считала мух» на потолке. И под самым потолком заметила окно: обычное большое окно, выходящее на юг, просто оно выше уровня глаз, поскольку потолки высокие, и раньше я на него внимания не обращала. Вы знаете, открывшееся взору повергло меня в шок! На подоконнике стояли два эхинопсиса. Одинаковые. Под метр высотой, идеально ровные вертикальные столбы, без единой сезонной перетяжки, с прекрасными колючками, без малейшего следа болячек или травм, живописно увешанные засохшими цветками и усыпанные бутонами на разной стадии развития, как новогодняя ёлка – игрушками.
Честь и хвала человеку, который их вырастил! Как же надо любить растения, чтобы ухаживать за ними столько лет и добиться таких результатов! Я-то думала, что эхинопсисы подобных размеров можно встретить только в природе. Подобных размеров – да, но в гораздо худшем состоянии. Ведь в природе старые кактусы вблизи выглядят, как обломки кораблекрушения: погрызенные зверюшками и насекомыми, опутанные паутиной, потрёпанные дождями и ветрами, обожжённые или обмороженные.
А эти... Пред ними хотелось пасть ниц и вознести благодарственную молитву Кецалькоатлю (с массовым принесением в жертву тех, кто режет эхинопсисы, убивая такую грозную красоту – а начать-то пришлось бы с себя). Не спешите возражать, Вы их не видели...
Сожалею, что в тот раз, будучи в шоковом состоянии, даже не спросила продавца: кто? Кто этот кудесник, чьи руки вырастили два «колючих чуда», равных которым я не встречала нигде и не предполагала увидеть такую совершенную красоту на подоконнике северного города? Однажды я всё-таки соберусь зайти в этот магазин снова, и тогда уж подробно расспрошу, сфотографирую и измерю гордых красавцев, если получу разрешение. И обязательно передам своё почтение и благодарность тому, кто их вырастил.
Лично мне-то всегда нравились собственно эхинопсисы, хотя я получала немало презрительных замечаний о своём дурном вкусе (сейчас вот опять получу). И, когда появилась возможность приобрести семена кактусов, в первую же партию, наряду с представителями других родов, вошло несколько видов эхинопсисов. Не потому, что опасалась начинать посев с «трудных» кактусов. Нет, я хотела растить именно эхинопсисы. И по-прежнему довольно часто их сею.
По молодости, когда хочется сразу всего и много, было посеяно множество таких кактусов, которые при ближайшем знакомстве вызывали разочарование. От большинства разонравившихся представителей различных родов из первых посевов пришлось избавиться, чтобы освободить место для новых свершений. Да и зачем держать в коллекции растения, не вызывающие тёплых чувств: они ведь ощущают неприязнь владельца и страдают от этого.
Но ни один эхинопсис не страдал от отсутствия моего внимания, любви и благодарности, и не покинул коллекцию в полном составе по причине разочарования. Потому что этот кактус не способен разочаровать, если создать ему подходящие условия.
Таким образом, в то время, когда произошло описанное событие, я уже вырастила из семян несколько гибридов, сформировавших огромные шары разной степени околюченности и регулярно радующих благоухающими белыми «граммофонами». Кроме того, жил в коллекции и взрослый розовоцветковый Echinopsis eyriesii. Все остальные растущие эхинопсисы были ещё малышами, но предназначались они отнюдь не под нож, а являлись полноправными членами дружного растительного семейства, проживающего в нашем доме.
Для хирургических же экспериментов использовались лишь детки Echinopsis eyriesii, которыми иногда в изобилии обрастают отдельные экземпляры в юном возрасте в результате гормонального сбоя. Поэтому я и решила, что заслужила право повременить с харакири в качестве жертвоприношения кровожадному ацтекскому божеству.
Есть у меня и псевдолобивии, и лобивии, и акантокалициумы, отнесённые теперь к роду Echinopsis. Они мне тоже нравятся, но речь идёт именно о собственно эхинопсисах, поскольку только над ними традиционно довлеет угроза гильотины. В то же время, только их отличают некоторые особенности, поподробней узнав о которых, многие читатели, возможно, пересмотрят своё отношение к гонимому из коллекций роду.
Коронация изгоя.

Итак, у Вас в коллекции есть эхинопсисы? В каком смысле «я не практикую прививки и не нуждаюсь в подвоях»? Да нет, не упала с Луны, я в курсе, что они используются в качестве подвоев. И прививки практикую, в том числе на эхинопсисы. Я имею в виду коллекционные эхинопсисы. Как это «только место занимают»? А что, другие кактусы не занимают места? Ах, вот как, «другие представляют коллекционную ценность»...
И в чём коллекционная ценность заключается?
В престижности? Да никогда в жизни не гналась за престижем, даже не дано понять, что это такое и какая от него польза. Поэтому выращиваю только те растения, к которым лежит душа, так что это – не аргумент.
В красоте? Да Вы просто мало видели эхинопсисов, они бывают необыкновенно красивыми!
В интересных колючках? У эхинопсисов бывают разные колючки, в том числе очень необычные. Или их вообще не видно, что для кактуса необычно само по себе.
В редкости? Так коллекционные эхинопсисы в наших домах и теплицах – самая что ни на есть большая редкость: у Вас же их нет. Ну, ещё?
В изысканных цветках? Не смешно, цветки эхинопсисов одни из самых выдающихся в семействе: и красотой, и размерами, и ароматом.
В сложностях с культивированием? А Вы пробовали вырастить из семян взрослый, правильно сформированный эхинопсис? Конечно, попробуйте на досуге, а потом мы вернёмся к обсуждению этого вопроса.
Да, ещё от кактусов, ценящихся коллекционерами, бывает нелегко добиться цветения. Но эхинопсис – энциклопедический случай капризов с бутонизацией и цветением. Ведь это именно он перерождает свои бутоны в детки при малейшем изменении условий! Я не сталкивалась больше ни с одним настолько чувствительным в этом отношении кактусом.
А этих самых бутонов дождаться не так уж и просто, хотя иногда владельцы стараются делать всё для того, чтобы их любимый эхинопсис зацвёл, как цветут в коллекции астрофитумы, матуканы и дискокактусы. Десятилетиями. А он не цветёт... Единственный... Почему?
Потому что всем известная страшилка относительно неспособности деток к цветению изначально тоже посвящена эхинопсисам, и никому другому. И уже потом это качество автоматически было присвоено в мифах и легендах кактусистов деткам всех кактусов вообще.
В действительности иррациональный страх многих любителей перед перспективой обзавестись деткой кактуса не имеет под собой оснований. Для того чтобы взрослый кактус, растущий в приемлемых условиях, не цвёл ни разу за много лет, он должен быть: во-первых, деткой высокого порядка; во-вторых, деткой эхинопсиса. Именно так, и именно в такой последовательности.
С чего я это взяла? Попробую пояснить, а Вы пока попробуйте припомнить какой-нибудь другой кактус в возрасте цветения, обеспеченный подходящими для него условиями, не цветущий только потому, что он является неведомо какой по счёту деткой (поскольку оснований для других предположений не осталось). Ну, были у Вас такие? У меня – нет. Все краденные отростками в добрые времена моего детства кактусы цвели, когда им положено, если получали достойный уход. Кроме эхинопсисов.
Так какие кактусы мы размножаем детками чаще всего? Я имею в виду не конкретные виды, а форму роста. Правильно, кустовидные. Многие из них начинают деткование в очень нежном возрасте, с другими это случается несколько позже, в подростковый период. Но, в любом случае, это не реакция на неправильный уход, а просто естественный непрерывный процесс. То есть, для них характерно наличие деток и, следовательно, вегетативное размножение, в какой-то степени, даже в природе. И для детки такого кактуса отделение от материнского растения и укоренение не является неожиданностью и не приводит к стрессу: она на это запрограммирована, цветению это никак не мешает.
А эхинопсисы – в норме одиночные кактусы! Не удивляйтесь и не возмущайтесь, это факт. Если Ваш эхинопсис покрылся детками до первого цветения – Вы получили тревожный сигнал, пора принимать меры. Дело либо в том, о чём только что говорилось (детка высокого порядка), либо в неправильной культуре, либо в «родовом проклятии» – вышеупомянутом заболевании, вызванном, видимо, избытком гормонов «деткования», периодически поражающем отдельные экземпляры сеянцев эхинопсисов.
Конечно, более-менее продвинутые любители, умеющие обращаться со «скальпелем», размножают вегетативно и другие одиночные кактусы: срезая им макушку. Но вряд ли срезание макушек до цветения грозит поголовно и «вегетативным детям» этих экземпляров, и внукам, и правнукам и т.д. А вегетативное размножение естественным способом для них исключается: ведь добровольно они не деткуются. Поэтому понятие «детка высокого порядка» – не про них.
И потом, сеянцы эхинопсисов тоже вполне позволительно размножать вегетативно: из деток первых поколений будут расти полноценные цветущие кактусы, как и у представителей других родов с некустящейся формой роста. Особенно, если брать отростки с уже цветущих растений.
Ещё одна деталь, касающаяся способности к цветению. Возьмём наглядный пример: один из самых «вегетативно размножаемых» кактусов – Mammillaria prolifera – самоопыляем. То есть, независимо от способа размножения, применённого к данному экземпляру, он будет расти, в свою очередь покрываясь детками, цвести и плодоносить, завершая таким образом задуманный природой цикл. Благодаря такой цикличности развития он никогда не вырождается, сколько бы поколений предков-деток не оставил позади.
А эхинопсисы вырождаются. Ни разу не дававшее цветков растение, страдая от ошибок в культивировании, даёт партию деток. Их снимают и сажают отдельно. Через некоторое время с ними происходит то же самое. Много поколений бедный кактус не имеет возможности не только дать плоды (эхинопсисы – самостерильны, для завязывания плодов им требуется генетически отличный экземпляр), но даже зацвести.
А ведь при цветении и образовании плодов в организме растения происходят изменения, там идут химические реакции, не менее важные для полноценного развития, чем происходящее во время прочих процессов жизнедеятельности. Кактус должен цвести и плодоносить, он так устроен. Таким образом, каждая очередная детка, снятая с очередного нецветущего растения, теряет всё больше необходимых качеств. Вырождается. Клочки израненной генетической памяти о том, как и для чего нужно цвести, становятся всё менее цельными с каждым новым вегетативно размноженным поколением. И наступает момент, когда организм растения уже не может собрать из этих разрозненных кусочков работающую «инструкцию» к процессу бутонизации. Такое растение не зацветёт никогда и ни при каких обстоятельствах: ему не хватит информации, сколько бы мы не «подсказывали», заботливо создавая всё более идеальные для цветения условия.
И, Кецалькоатль знает – почему, но мы продолжаем размножать эхинопсисов детками, не задумываясь о том, что тем самым способствуем их стерилизации. Традиция. Ни над одним другим кактусом издеваться с таким упорством не принято. А с этого, стоящего на каком-нибудь казённом подоконнике, так и тянет, воровато озираясь, стырить отросточек и воткнуть его дома в горшочек. А потом ждать цветочков, о неземной красоте и экзотических ароматах которых все мы наслышаны. Десятилетиями... И, в конце концов, спасовав перед непонятными капризами колючего «сорняка», который посмел строить из себя недовольного, задуматься: «А не привить ли на него кого-нибудь «трудного»?
А не признаться ли себе, что как раз эхинопсис и оказался «трудным»? И не признать ли, наконец, род Echinopsis «имеющим коллекционную ценность» по причине соответствия всем параметрам кактуса, представляющего сложности в культивировании?
Эхинопсисы достойны трона, а не гильотины!
Будни на троне, суровые и прекрасные.

Ну, так как, Вы решили вырастить коллекционный эхинопсис? Прекрасно, значит, моя жизнь прожита не зря. С чего же нам начать?
Само собой, с выбора наиболее интересных для Вас видов и приобретения их семян.
Что же Вас прежде всего интересует в эхинопсисах?
Колючки? А какие украшения ареол Вам больше нравятся? Длинные и острые, изогнутые? Начните с Echinopsis chacoana, думаю, Вы не будете разочарованы.
Или Вы предпочитаете «лысые» кактусы с пушистыми ареолами? Тогда к Вашим услугам довольно известный Echinopsis subdenudata. Выведены и культивары этого чудесного кактуса, имеющего ещё более крупные и пушистые ареолы, чем у вида.
А вот менее известный, но не менее привлекательный Echinopsis rivere-de-caraltii, в желтоватом меху ареол которого прячутся короткие изогнутые коготки. Разве он выглядит примитивным сорняком? Конечно, нет, он прекрасен!
Короткие колючки скрыты и в опушённых ареолах Echinopsis eyriesii.
Даже простые безродные гибриды могут иметь очень интересные и разнообразные колючки, благодаря которым их собрание будет выглядеть отнюдь не банальным.
А может, Вы «запали» не на колючки эхинопсисов, а на их огромные ароматные длиннотрубчатые цветки, которые выглядят на стеблях чем-то посторонним, представляющим самостоятельную ценность?
Цветок каждого эхинопсиса по-своему очарователен и неповторим. Но, к великому сожалению, среди природных видов разнообразие именно окраски цветков не столь велико, как хотелось бы.
Echinopsis eyriesii по описанию должен быть белоцветковым, как и большинство видов. Однако, описана ещё разновидность grandiflora, имеющая розовые цветки. Мои растения выращены из семян вида, но, судя по всему, являются именно «грандифлорами».
Есть откровенно розовоцветковые виды – multiplex, oxygona, tubiflora .
И красноцветковый – werdermannii.
Пожалуй, это всё видовое разнообразие по признаку окраски цветков.
Но! В мире существуют целые питомники, занимающиеся искусственным выведением прекрасноцветущих представителей именно этого рода. И получается такая совершенная красота, такое разнообразие цветовой гаммы, для описания которых не хватит слов – это надо видеть!
Однако... У гибридов закрепление генетической информации получается весьма непрочным, и в новом поколении происходит расщепление признаков, в довольно предсказуемых генетиками пропорциях. Но нам-то, вырастившим из семян желанные гибриды, от знания пропорций не легче: мы ведь не сможем знать заранее, что вырастет из каждого сеянца. И, если у культиваров астрофитумов, выводимых ради интересного стебля, унаследованные признаки проявятся довольно скоро, то все наши эхинопсисы, взошедшие из посеянных гибридных семян, придётся где-то держать до цветения, чтобы понять, цветки каких экземпляров наиболее соответствуют оригиналу. Причём, сеять лучше побольше, чтобы получить хорошие шансы на осуществление мечты. А ждать потом ни много-ни мало: в среднем, три года.
Есть другой выход: приобретать детки понравившихся гибридов. Но это должны быть детки именно от цветущего растения. Тогда всё будет в порядке, и через некоторое время Вы сможете полюбоваться шедевральным цветком в собственной коллекции.
Только один момент: опылите, пожалуйста, этот цветок пыльцой другого кактуса, желательно тоже эхинопсиса. Пусть он образует плоды с семенами, как задумано природой. Плодоношение материнского растения тоже очень важно для последующих поколений, полученных от него путём вегетативного размножения.
А созревшие в результате семена... Что ж, если Вы не хотите попробовать посеять, и нет возможности передать их желающим это сделать (с обязательной пометкой «hybr.»!) – их можно просто выбросить. Кактус-мама на Вас за это не обидится: ведь Вы сделали всё для его благополучия, в благодарность за это он отнесётся к Вашим трудностям с пониманием.
Но вернёмся к нашему посеву – неважно, решили ли мы сеять виды, или гибриды.
Эхинопсисы всходят в самых что ни на есть стандартных условиях без особых капризов. Технология посева уже была однажды подробно нами рассмотрена, повторяться не будем. Первые всходы появляются довольно быстро, на четвёртый-пятый день после посева.
Сеянчики очень хорошо развиваются при частых пикировках, заметно перегоняя кактусят других родов, взошедших с ними одновременно и сидящих рядом в плошке. Примерно с полугода их можно осматривать на предмет проявлений «родового проклятия».
А выглядит это несчастье так: сеянчик, едва достигший полусантиметра диаметром, почти из всех своих младенческих ареолок с пока ещё нежными колючечками внезапно начинает выпускать крошечных деток. Это отнюдь не смертельно и совсем не значит, что на кактусёнке нужно поставить крест. Нет, все появившиеся отростки можно удалить, и кактус продолжит расти, как положено. В первый год, а иногда и дольше, гормоны такого растения периодически начинают бушевать снова. Поэтому наблюдение надо продолжить, своевременно снимая появляющиеся новые партии деток (у подростков они, как правило, появляются из нижних, приземных ареол, и именно партиями). Ну, и можно пускать этих деток под нож после укоренения и подращивания, если Вы любите прививать на эхинопсисы.
Со временем обмен веществ у «больного» нормализуется, и в положенное время от него можно ожидать бутонов, также как и от совершенно здоровых одиночных собратьев.
Что нужно подрастающим сеянцам эхинопсисов для правильного развития?
Мы часто слышим, что они нуждаются в просторной посуде и повышенном плодородии субстрата. Почему-то эти два фактора всегда упоминаются вместе. Но это ведь неправильно! Просторная посуда – да, она весьма желательна для обеспечения быстрого роста эхинопсисов, потому что способствует развитию свойственной им мощной корневой системы. И частые пересадки им тоже на пользу. Но в бедный субстрат! Они вовсе не нуждаются в усиленном питании, от этого их стебли лопаются – и только. Где же тут польза?
Таким образом, не будем путать свободное пространство для развития корней с перекормом – это совершенно разные вещи. И посадим наши подросшие в плошке сеянцы для начала в небольшие горшочки, в стандартный субстрат, предназначенный для «зелёных» кактусов. Вы увидите, как они сразу пойдут в рост, осваивая корешками пространство своего первого индивидуального горшка.
Пересаживать эхинопсисы поначалу придётся ежегодно. А иногда прирост бывает таким значительным, что одной пересадкой в год не обойтись. Ну, что ж, если молодые кактусы при этом правильно сформированы (большинство эхинопсисов в первые годы приобретает шаровидную до сплюснутой форму), значит, всё идёт, как надо.
Другое заблуждение: эхинопсисы растут в полутени. Растут, конечно, куда ж им деваться! Но попробуйте дать им полное солнце и вскоре заметите разницу. У меня не было ни одного случая ожога эхинопсиса. Любят они солнышко, любят! И оно их – тоже, ведь только на солнышке образуются одиночные колючие шары, достигающие к моменту первого цветения десяти сантиметров в диаметре. А в полутени сеянцы сразу приобретут цилиндрическую форму, хотя должны бы начинать рост в высоту гораздо позже наступления зрелости и цветения.
О поливе... В период вегетации не надо поливать эхинопсисы слишком часто. Горшок у подросшего эхинопсиса оказывается весьма не маленьким, и грунт после полива просыхает достаточно долго. Дайте ему, как минимум, просохнуть полностью до следующего поступления воды.
К подкормкам я вообще отношусь с большой осторожностью. А, учитывая, что молодые эхинопсисы мы пересаживаем иногда даже несколько раз в год, о каких удобрениях может идти речь? Удобрения – это для старых экземпляров, которые уже не нуждаются в частых пересадках.
В общем, в вегетационный период баловать эхинопсисы можно только солнышком, ну, ещё не возбраняется дать горшок побольше. Тогда вскоре они побалуют Вас цветочками, а пока не доросли до цветения – порадуют компактным стеблем и крепкими колючками (и никаких деток!).
Часто попадаются рекомендации в период стагнации изредка увлажнять субстрат. Но лично я этого не делаю, и с регулярно сушащимися по полгода эхинопсисами всё в порядке.
Кроме, разве, одного: после зимовки за эхинопсисами чаще, чем за другими кактусами, я замечала «заспанность». То есть, не спешат они просыпаться и расти после первых поливов. Что ж, может, я и не права, совсем не давая им влаги в период стагнации. Тем не менее, через некоторое время они всё же «раскачиваются» и без особых проблем начинают вегетацию – просто немного позже остальных. Поэтому я ничего не меняю: эхинопсисы остаются при совершенно сухой зимовке и на следующий сезон.
Но вот зимние температуры не должны быть слишком низкими. Эхинопсисы, в отличие от многих других кактусов с похожими требованиями, не переносят заморозков. Совсем, даже кратковременных. Поэтому желательно не рисковать и не понижать температуру ниже десяти градусов тепла. Выше – лучше, этак до пятнадцати.
Если Вашим сеянчикам уже минуло два года, и они достигли приличных размеров, по окончании очередной зимовки установите горшки сразу в то место, где они проведут весь сезон вегетации. До наступления лета их лучше вообще не тревожить: они могут начать бутонизацию! А в это время, как мы уже говорили, эхинопсисы чрезвычайно чувствительны к малейшим переменам, особенно в первый год цветения.
Но не тревожить – это не значит «не смотреть». Наоборот, осматривайте их почаще!
Как определить, что эхинопсис намерен цвести? Ареолы в средней части стебля сперва начинают «пушиться». Именно в средней части, если что-то происходит с нижними ареолами – караул, это детки!
В норме детки появляются как раз из нижних ареол, но происходит это после неоднократного цветения кактуса, приблизительно в возрасте пяти лет. И партия деток появляется обычно сразу после окончания очередного цветения, а не вместо него. А раз у молодого растения вместо бутонизации весной началось деткование – значит, наш питомец чем-то недоволен, и нужно пересмотреть принципы культивирования.
Если же мы обнаружили именно бутоны, придётся запастись терпением на месяц, а то и два. Мои ребятки по молодости обычно показывают первые бутончики в апреле-мае. Сначала в верхней части ареолы появляется пушок. Затем оттуда вылазит мохнатенький клочок. Обычно этот «мех» бывает серым или коричневатым, иногда с розоватым или красноватым оттенком. Показавшись на сантиметр-полтора, он может надолго «задуматься». А потом довольно быстро начнёт расти, вытягиваясь в длинную, около 15 сантиметров, трубку с утолщением на конце. И расти трубка может почти горизонтально, постепенно приподнимаясь только непосредственно во время цветения.
И, наконец, наступит день, когда на этом утолщении станут различимы наружные лепестки. Тогда к вечеру можно ожидать раскрытия «граммофона». Происходит это на закате солнца, а с наступлением темноты цветок раскрывается полностью.
Сначала аромат едва уловим, но постепенно он становится всё более сильным, к полуночи доходя до апогея насыщенности. Ближе к утру запах снова ослабевает.
Для справки: в нашей местности в период начала цветения эхинопсисов – в июне – темноты как таковой не бывает вообще, а бывают «белые ночи». Поэтому я с уверенностью могу сказать, что для полного раскрытия цветка эхинопсису совершенно без надобности кромешная тьма.
Более того, у основной массы эхинопсисов цветки не увядают с рассветом, как принято полагать, а остаются открытыми весь следующий день, поникая лишь к вечеру. А бывают и удивительные исключения, когда отдельные цветки остаются бодрыми и весёлыми на следующую ночь, и наступившим за ней днём тоже не спешат увядать.
Однажды мне пришлось уехать из дома на две ночи с тяжёлым сердцем: вечером, когда я уезжала, свой первый цветок собирался открыть один из моих любимых колючих шаров. Весь следующий день я провела в печали: звонок из дома подтвердил моё предположение. Да, он сиял и благоухал всю прошедшую ночь, а я этого не видела... Смирившись с потерей, на следующее утро (через две ночи) я вернулась домой и первым делом пошла всплакнуть над увядшим без меня цветочком. Но тот сиял и благоухал, как ни в чём не бывало! Я любовалась им целый день и благодарила своё «колючее чудо» за подаренное нежданное счастье.
Что это было? С тех пор этот кактус радовал меня цветками неоднократно, но ни один из них не держался дольше суток. Я верю, что он сохранил свой первый цветок для меня, потому что знает, как сильно я его люблю: ведь, уезжая, я просила его меня дождаться. И он услышал. Можете надо мной смеяться, я всё равно буду в это верить и помнить именно этот цветок до конца жизни... Любите свои кактусы, будьте с ними искренни – и они совершат для Вас чудо. Только для Вас...
Покончим с лирикой, вернёмся к делу. Для кого ещё, кроме нас, наши кактусы цветут? Правильно, это нужно ещё и им самим. Цветок – очень красиво, просто прекрасно, но не надо забывать, что это ещё и генеративный орган. То есть, предназначен он не только для того, чтобы мы им полюбовались, но ещё и для того, чтобы на его месте через некоторое время появился плод с семенами.
Как получить плоды у эхинопсиса? Я слышала о том, что единичные плоды у кактусов этого рода завязывались сами по себе, но в норме все они, насколько мне известно, самостерильны (самоопыляемый Setiechinopsis – не собственно эхинопсис). Для завязывания плода нужно перенести на пестик пыльцу с цветка другого, генетически отличного, экземпляра.
Поскольку «граммофон» эхинопсиса, мягко говоря, не маленький, все органы цветка обычно легко различимы. Пестик же, на который нужно нанести пыльцу, иногда прямо-таки свисает, превышая длиной лепестки. Для переноса пыльцы на пестик проще всего использовать ватную палочку, проводя ею прямо по рыльцу – этой вот многоконечной звёздочке.
А если в данный момент другого цветущего эхинопсиса у Вас нет, и даже пыльца его, хранящаяся в холодильнике, отсутствует, то кто-то же наверняка цветёт? Вот и попробуйте опылить цветок эхинопсиса пыльцой кактуса другого рода, вдруг получится? Только не забудьте прицепить на трубку опылённого цветка этикетку с названием опылителя, чтобы в случае удачи не забыть, кто «папа» получившихся семян.
У моих эхинопсисов вполне успешно плоды завязывались при участии следующих «пап»: лобивий, псевдолобивий и шаровидного эхиноцереуса.
Признаться, я переопыляла их с кактусами других родов в надежде вырастить гибрид с супер-пупер-цветочками. Конечно, не все полученные семена я проращивала, а некоторые «плоды межродовой любви» ещё слишком малы для выводов, но, увы-увы... Такое впечатление, что все они «мамины» дети... Хотя, кто знает, возможно, некоторые из них порадуют позже, раскрыв, наконец, великолепный многоцветный «граммофон», равного которому не видели даже в вышеупомянутых питомниках. И я дам ему символичное название – «Самурай»...
Гордая, изысканная красота, принесённая в жертву... Эхинопсисы, используемые в коллекции только в качестве подвоев... Дайте хоть одному из них статус коллекционного растения и познайте эту красоту! Ведь жертва не должна быть бессмысленной.
И тогда его братья уже не по приговору, а добровольно и с гордостью пройдут до конца путь самурая – путь славы, а не бесчестья.
Путь самурая.

Итак, Вы приверженец прививок...
Даже если Вы не раскаялись, прослезившись от умиления, после прочтения вышеизложенного, и решили продолжать использовать эхинопсисы только на подвои, уместно будет всё же попытаться вырастить их из семян (в противном случае они уже посеяны).
Зачем, может, я всё-таки пытаюсь склонить Вас на свою сторону? Надеюсь на то, что Вы смягчитесь при виде беспомощных младенчиков, робко тянущих к Вам свои нежные колючечки? Да нет же, никакого подвоха!
Речь о том, что существует небезосновательная версия о влиянии индивидуальных качеств подвоя на привой. Понимаете, к чему я клоню? Да-да, мы ведь уже обсуждали, каким образом принято приобретать эхинопсисы на подвои: просто обдирая деток с первого попавшегося растения. Вероятней всего, не цветущего уже много поколений подряд и утратившего генетическую память о цветении. Чему же он может «научить» коллекционно-ценных малышей, которых Вы собираетесь на него привить? Правильно, ничему хорошему. Наоборот, если придерживаться этой версии, он передаст им способность исключительно к вегетативному размножению, изрядно подпортив безупречный генетический материал.
Даже если это всего лишь ещё одна страшилка, каких немало гуляет среди любителей, нужен Вам такой риск? Зачем, когда можно взять семена, пусть даже гибридные (а лучше – старого доброго Echinopsis eyriesii), и через год Вы получите целую толпу готовых молодых здоровеньких подвоев, которые, в свою очередь, дадут приличное вегетативное потомство в гарантировано первом поколении вскоре после прививки на них.
Кстати, если Вы всегда пользовались только детками, полученными с чужих старых растений, будете приятно удивлены и скоростью роста деток Ваших сеянцев, и приростом привитых на них растений. Ведь они молоды и полны жизненных сил, в их организмах нет той наследственной усталости, которая копится веками у кактусов, размножаемых исключительно вегетативно.
Как считать возраст детки? Я указываю дату посева материнского растения (с обязательной пометкой «детка»). Ну, а как иначе? Вот и представьте себе возраст своих приобретённых по случаю подвоев. Только Кецалькоатлю ведомо, когда и где взошли из вызревших в плоде семян их далёкие предки.
Старость заслуживает покоя. А долгая подвижническая жизнь, полная самоотречения, достойна ещё и уважения. Гильотина – не для стариков, дайте им покой! И пусть им на смену придут молодые здоровые сеянцы, которые передадут свою витальность, энергию и интерес к жизни тем, кто будет расти на них и жить вместо них – привоям.
Так где взять хорошие подвои? Правильно, в посевной плошке.
В чём же достоинства эхинопсиса-подвоя?
Он легко размножается. Детки ещё на материнском растении часто образуют корни. Быстро растёт, если сунуть отростки в грунт готовыми корешками, прикрыть для повышения влажности колпачком и поставить в полутень. Тогда они несколько подвытянутся, что в данной ситуации весьма желательно. Ведь резать цилиндрик гораздо удобней, чем шарик того же объёма: поверхность среза будет меньше, а фотосинтезирующая поверхность (остатки стебля) – больше.
Если от эхинопсиса не требуется никаких личных достижений (идеальный габитус и регулярное цветение), он действительно довольно неприхотлив, и не нуждается в создании каких-то особых условий. Обычно на него без проблем прививаются даже проростки в возрасте нескольких дней, и растут они потом куда быстрей, чем на некоторых других популярных подвоях.
Однако, эхинопсис далеко не идеальный подвой.
Во-первых, он не выдерживает заморозков, и это следует учитывать при выборе привоя.
Во-вторых, по истечении нескольких сезонов эхинопсис под привоем часто выглядит крайне истощённым, полумёртвым. Это пугает многих владельцев, и они спешат перепривить или укоренить привой.
На самом деле, принимать экстренные меры совсем не обязательно: в большинстве случаев подвой продолжает обеспечивать привой всем необходимым, невзирая на свой плачевный вид. Если оставить такую прививку без изменений, со временем на месте подвоя-эхинопсиса образуется этакая непонятная древесина: то ли это начало корней, то ли окончание стебля. Привой в результате несколько притормозит рост, но нам ведь и не требуется, чтобы он пёр, как кабачок. Замедление роста обычно идёт на пользу габитусу уже подрощенного привитого растения, а не во вред.
Разумеется, выглядит старая прививка на эхинопсис недостаточно эстетично, и лучше всего заглубить одревесневший подвой в дренаж. А впрочем, лично я так поступаю со всеми постоянными подвоями после достижения привоем пристойных размеров.
В-третьих, как уже можно догадаться из вышесказанного, эхинопсисы, в отличие, например, от эриоцереусов и миртиллокактусов, склонны к быстрому старению тканей – одревесневанию. Отсюда следует, что прививать придётся только на молодые ткани стебля, близко к макушке, где камбиальное кольцо довольно узкое.
В-четвёртых, очень важно не переусердствовать с предыдущим пунктом. При срезе в нескольких миллиметрах от апекса эхинопсис часто даёт детку из центрального цилиндра, что несвойственно ни одному другому традиционному подвою. В таком случае удачно привившийся сеянчик разорвёт этой деткой в мелкие клочья раньше, чем он успеет дать первый прирост. А это бывает чертовски обидно.
Я встречала в литературе рекомендации прививать на эхинопсис близко к апексу маленькие проростки, потому что камбиальное кольцо там имеет форму точки и совпадает диаметром с камбием крошечного привоя. В то же время, чем ниже делается срез, тем центральный цилиндр у эхинопсиса становится шире, поэтому кактусы большого диаметра рекомендовалось прививать пониже, опять же для совпадения этих самых колец.
Долго я пыталась следовать таким рекомендациям. Сколько было потерь – вспомнить страшно!
Да, действительно, центральный цилиндр эхинопсиса имеет форму конуса. То есть, размер камбиального кольца колеблется от точки до нескольких сантиметров на разной высоте от апекса.
Но практика показывает, что диаметр камбиального кольца не играет в процессе срастания и дальнейшего благополучия прививки вообще никакой роли. Не надо добиваться совпадений диаметров центральных цилиндров подвоя и привоя в местах срезов. Главное, не сделать срез эхинопсиса слишком высоко, где может сделать своё чёрное дело терминальная детка подвоя, или слишком низко, где ткани уже успели состариться. Одно дело, когда одревесневание подвоя и привоя происходит одновременно – если речь идёт о старой, давно сросшейся и адаптировавшейся прививке. Совсем другое: прививать сравнительно молодые ткани на готовую древесину (если Вы не прививаете откровенно старый кактус, срезанный вблизи корневой шейки). Это с большой долей вероятности затруднит срастание.
Поэтому я режу эхинопсисы, независимо от возраста и размеров предполагаемого привоя, на одной высоте: около сантиметра от точки роста.
Для нормального функционирования комплекса подвой-привой важно только обеспечить пересечение камбиальных колец. Тогда со временем наладится снабжение привоя всем необходимым с не меньшей эффективностью, чем при полном их совмещении.
Ещё проще дела обстоят, когда в роли привоя выступает сеянчик, срезанный по гипокотилю. В этом случае главное – попасть сеянцем на камбий подвоя. При удачном срастании весь срез гипокотиля возьмёт на себя роль пучка проводящих сосудов, и будет обеспечено гораздо лучшее передвижение питательных веществ от подвоя к привою, чем при сращивании собственно стебля сеянца с подвоем.
При прививке на эхинопсис даже очень маленькие проростки лучше фиксировать резиновыми кольцами или каким-нибудь грузиком – нет в этом ничего сложного. Сока на срезе этого подвоя выделяется совсем немного, поэтому сам он не в состоянии притянуть привой с достаточной силой.
Обильное деткование при срезе макушки можно отнести как к недостаткам, так и к достоинствам эхинопсиса-подвоя. С одной стороны, если этих деток не снимать сразу после появления, они будут тянуть соки из маточного растения, и привою мало что достанется. С другой стороны, если их всё же чуть-чуть подрастить на маточнике, мы получим свежий прививочный материал, который можно сразу рассадить по горшочкам и решить тем самым проблему нехватки подвоев. Никакому другому кактусу, используемому для прививок, такое бурное деткование не свойственно. Поэтому, решайте сами – положительное ли это качество, или отрицательное.
Пожалуй, это всё, что можно сказать об особенностях эхинопсиса как подвоя.
Заключение.
Эхинопсис – удобный, вполне надёжный подвой. Но ещё это прекрасный коллекционный кактус. Какая его ипостась одержит победу в Вашей коллекции? И уместна ли борьба между ними? Ведь одно другому не мешает. Не знаю, решать Вам.
На днях я отнесла два взрослых гибридных эхинопсиса в дом своих родителей: у меня оказалось слишком много довольно похожих крупных белоцветковых растений. Раньше отдать их не решалась, а тут понадобилось освободить несколько мест для подросшей и пересаженной в большие горшки молодёжи – их же, эхинопсисов, молодёжи. И, как это было ни тяжко, но пришлось с ними расстаться.
Не навсегда. Я буду навещать их, как и своих родителей. Они по-прежнему останутся членами моей коллекции. Будут цвести и плодоносить до глубокой старости: уж я за этим прослежу!
Мне часто приходится расставаться со своими кактусятами: ведь при посевах всходов получается гораздо больше, чем нужно одному человеку. И всегда мысль о том, что мои малыши продолжают расти теперь уже даже в других городах и радовать новых владельцев, делает меня счастливой. Мне часто присылают их фотографии – подросших и цветущих, красивых и довольных. Это лучшая благодарность от кактусов, какую можно себе представить.
Да, я расстаюсь с моими малышами с лёгкостью и даже радостью, зная, что они желанны для своих новых владельцев, и получат в новом доме надлежащую заботу. Но малыши – это малыши. Конечно, какое-то время я нянчилась с ними, как с родными, но сильно привязаться к каждому не успела.
Иное дело – взрослый кактус, бок о бок с которым прожито много лет. Там уже каждая ареола родная, каждая колючечка успела царапнуть. И с ним расставаться – ох, как нелегко! Даже если он будет жить в десяти минутах ходьбы от дома, и в любой момент его можно будет забрать обратно. Всё равно, вынося своих эхинопсисов, выросших за много лет из крошечных семечек в огромные шары, за порог родного дома, я чувствовала себя подлым предателем.
И я совершенно точно не смогла бы поднять на них руку с ножом...
Попробуйте вырастить коллекционный эхинопсис – и Вы меня поймёте.
Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?Эхинопсисы. Приговорённые к гильотине. За что?

28 авг 2012
Другие новости по теме:
Unable to load Mainlink code. Directory is not writeable!